Девочка и демон

Вечер. После дождя темная улица с тусклыми редкими фонарными столбами, освещающими мокрый асфальт возле домов.

Шаг, звон цепи, шаг, звон цепи… Маленький синий демон с кроличьими ушами и большими выпученными глазами не успевает идти за своим новым хозяином. Его маленькие ножки и ручки не могут так быстро перебираться. Синий мех, весь в засохшей грязи, только лапы были мокрыми, от того что шоркал по асфальту. Они с хозяином шли уже очень долго, так долго, что все забыто стало.

Цепь, которая была обмотана вокруг шеи маленького демона, сдавливала, не давая спокойно дышать. Своей левой лапкой он все время оттягивал цепь от шеи. Нога хозяина была обмотана цепью и значит демон был привязан к ноге. С каждым шагом цепь дергала шею демона, и он едва не падал. Как он не пытался вырваться на свободу, все тщетно.

За шествием наблюдал огромный демон, который тоже шёл рядом с хозяином. Он шёл свободно. Это был большой волк, извергающий пламя, из ноздрей шел пар, а из пасти — огонь. Он уже не был прикован цепью, она давно оборвалась, по прошествии совместно прожитых лет. Не спеша перебирая лапами, большой демон поглядывал на маленького Пушистика. Такое имя ему дал старый волк.

Хозяин шёл, не подозревая, что с ним рядом следуют два демона. Он был совсем не похож на повелителя тьмы. Это была маленькая девочка, которой достался большой демон по наследству.

Большой волк — это демон её родителей, Бормес. Они долго его растили и старались ей его передать, чтобы он был преданным маленькой девочке. Он её никогда не отпустит. Даже если она попытается сбежать от него, далеко не убежит, он догонит, но будет ли она его кормить? Решать ей. Маленький демон — это школьный демон, издевки и насмешки сверстников или просто обиды на людей, нежелание подчиняться, поиск свободы. С ним она уже связана цепью, она тянет его за собой. Он — воплощение ее обид.

Маленький демон убежит от неё, как только она порвет цепь…

Но стоит ей увидеть этого маленького пушистого демона, она возьмёт его на руки. И будет с ним играть и кормить его, она станет ему настоящей матерью. Пушистик заменит ей всех: друзей, знакомых и даже родителей. Но на все нужно время и силы… А пока маленький Пушистик плетется за девочкой, еле поспевая…

Маленькая девочка уходит вдаль по улице, я провожаю ее завороженным взглядом. Ко мне подходит Шут, становится по правую сторону от меня, тоже наблюдая, как уходит девочка.

— Кто она? Что за голос, был в моей голове? Это ты говорил? — Зная уже ответы, спрашиваю я, чтобы поверить самой.

— Да, ты все знаешь, — печально сказал Шут. — Порой мне кажется, что она уже видит своих демонов и знает все их тайны. Но не подает виду…

Я вспомнила себя в детстве, когда видела в темноте привидение, но проходила мимо него, стараясь не замечать его. Сначала было безумно страшно, у меня тряслись ноги, сердце замирало. Вскоре я стала проходить мимо все более увереннее, затем вовсе не обращала на него внимание. Так я и перестала видеть, но это не означает, что их нет и они не могут влиять на меня.

— Он был прав… — прошептала я, чуть слышно. Вспоминая, что мне говорил Отшельник: «Ты знаешь, что ты особенная, еще с детства». И сказала уже громче. — Она такая же, как я?

— Нет, Настя, она намного сильнее нас всех… — с ужасом в глазах Шут посмотрел на меня. На нем был грим печального клоуна, а черты лица мне были очень знакомы.

Я хотела было спросить его, почему он, но мои губы шевелились, а звука я издать не могла. Шут не смотрел на меня и продолжил:

— Шаг за шагом, и звон цепи нам не мешает? Чушь мешает, отвлекает… И цепи громко так гремят, что демон твой не поспевает за тобой.

Я начала задыхаться и схватила за плечо Шута. Он повернулся ко мне и, порывшись в кармане пиджака, достал маленькое зеркальце, показал мое отражение в нем, и мы очутились снова в том шатре. Я стояла за его спиной, он сидел, нагнувшись над осколками зеркальца, которые быстро сложились в целое зеркало и прилетели к нему в руки. Теперь он крутил в руках целое зеркальце, которое только что мне показывал, которое недавно разбилось на моих глазах.

Я почувствовала сильное жжение в правом боку. Обернувшись, увидела, что возле меня стоял маленький синий демон, держа в своей лапке небольшой огонёк. Он поглядывал на маленькую девочку, которая все также сидела за столом, не обращая внимания на происходящее, играла со свечей. Позади нее сидел тот самый большой демон — волк.

Перед глазами возникло спасительное зеркальце, и я очнулась в своем гробу. Никогда бы не подумала, что буду рада в нем очнуться. Я была вся мокрая от пота, мне было страшно, сильно болел бок, как от ожога. Я достала фонарик и, задрав, футболку, увидела ожог на том самом месте, где секунду назад маленький демон держал свою свечу.

Не знаю почему, но я повторила слова Шута.

«Шаг за шагом, и звон цепи нам не мешает? Чушь мешает, отвлекает… И цепи громко так гремят, что демон твой не поспевает за тобой». После продолжала говорить вслух: «Нам нужно цепи снять и кормить их в скорби болью. Они будут верны нам вечно.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.