10 книг о детской жестокости и о жестокости к детям.

1. «Повелитель мух» Уильям Голдинг

Подлинный шедевр мировой литературы. Странная, страшная и бесконечно притягательная книга. Книга, которую трудно читать — и от которой невозможно оторваться. История благовоспитанных мальчиков, внезапно оказавшихся на необитаемом острове. Философская притча о том, что может произойти с людьми, забывшими о любви и милосердии. Гротескная антиутопия, роман-предупреждение и, конечно, напоминание о хрупкости мира, в котором живем мы все. Все это — «Повелитель мух», книга, которую можно перечитывать снова и снова.

2. «Похороните меня за плинтусом…» Павел Санаев

Павел Санаев (1969 г. р.) написал в 26 лет повесть о детстве, которой гарантировано место в истории русской литературы. Хотя бы потому, что это гипербола и экстракт состояний, знакомых почти всем, и в особенности советским детям, но никогда еще не представленных в таком концентрированном виде.
От других сочинений на ту же тему, опубликованных в 90-е гг. (А.Сергеева, Д.Галковского), эту повесть решительно отличает лирический характер, в чем, собственно, и состоят загадка и секрет ее обаяния. Это гомерически смешная книга о жутких превращениях и приключениях любви (которая и есть «все, в чем мы нуждаемся», как пели «Биттлз»). Поэтому она адресована самому широкому кругу читателей, независимо от возраста, пола и мировоззрения.

3. «Чучело» Владимир Железников

Знаменитая повесть, по которой был снят одноименный фильм, в свое время вызвавший целую лавину откликов и споров. История, произошедшая с шестиклассницей Леной Бессольцевой, которой впервые в жизни пришлось столкнуться с подлостью и предательством, вряд ли кого оставит равнодушным. Потому что далеко не каждому в подобной ситуации удается выстоять и победить.

4. «Цветы для Элджернона» Дэниэл Киз

Сорок лет назад это считалось фантастикой.
Сорок лет назад это читалось как фантастика. Исследующая и расширяющая границы жанра, жадно впитывающая всевозможные новейшие веяния, примеряющая общечеловеческое лицо, отважно игнорирующая каинову печать «жанрового гетто».
Сейчас это воспринимается как одно из самых человечных произведений новейшего времени, как роман пронзительной психологической силы, как филигранное развитие темы любви и ответственности.

5. («Сон» Когда впадешь в безумие и имя тебе станет другим) Клейменов Евгений

В романе тесной связью переплетаются фэнтези с высокой философией. Проблемы человеческого высокомерия, личностные спутники добра и зла открывают читателю новый мир людских пороков и Богов.  Есть люди, которые считают себя Богами, правят жизнью и судьбами детей, а разве имеют на это право?? Автор, используя стиль фэнтези, показал нам эту жизненную проблему, наполнив роман философскими мыслями способствующие обоснованию изложенных в романе проблем.

Читается на одном дыхании и достаточно быстро. «…Ему открылась истина, что людей сводят с ума люди, которые ведут себя, как звери. И вот он снова задал вопрос истинному Богу, глядя вверх и разводя руки в стороны: — А стоит ли нам играть в Богов? Если мы не умеем быть людьми….»

6. «Заводной апельсин» Энтони Берджесс

«Заводной апельсин» — роман английского писателя Энтони Берджесса, вызвавший в свое время культурный шок и принесший автору мировую славу.
Повествование ведется от имени тинейджера Алекса, главаря молодежной банды, который получает огромное удовольствие, избивая и насилуя, уродуя и убивая. Однажды его схватывают на месте преступления и приговаривают к четырнадцати годам тюрьмы. Вскоре Алекс соглашается на участие в медицинском эксперименте, после которого он должен лишиться всех своих похотливых и грешных желаний…
Пугающий и провокационный по содержанию, «Заводной апельсин» — размышление о сущности человеческой агрессии, свободе воли и адекватности наказания.

7. «Тринадцатая сказка» Диана Сеттерфилд

Маргарет Ли работает в букинистической лавке своего отца. Современности она предпочитает Диккенса и сестер Бронте. Тем больше удивление Маргарет, когда она получает от самой знаменитой писательницы наших дней Виды Винтер предложение стать ее биографом. Ведь ничуть не меньше, чем своими книгами, мисс Винтер знаменита тем, что еще не сказала ни одному интервьюеру ни слова правды. И вот перед Маргарет, оказавшейся в стенах мрачного, населенного призраками прошлого особняка, разворачивается в буквальном смысле слова готическая история сестер-близнецов, которая странным образом перекликается с ее личной историей и постепенно подводит к разгадке тайны, сводившей с ума многие поколения читателей, — тайне «Тринадцатой сказки»…

8. «Толстая тетрадь» Агота Кристоф

Роман лауреата премии «Лента франкофонии» — дневник, написанный братьями-близнецами Клаусом и Лукасом. Жестокая, беспощадно-правдивая история о жесткой, беспощадно правдивой жизни.

9. «Я не боюсь» Никколо Амманити

Играя с приятелями в заброшенном доме на окраине нищей деревушки на юге Италии, девятилетний Микеле случайно натыкается на яму, в которой сидит мальчик — его сверстник, почти ослепший от грязи и обезумевший от жары и одиночества. Кто этот пленник, кто и зачем его здесь держит и, главное, как ему помочь? Ответы на эти вопросы оказываются для Микеле еще более страшными и неожиданными, чем сама находка. Мальчику приходится собрать все свое мужество, чтобы в разгар необыкновенно жаркого и душного лета 1978 года выкрикнуть миру: я не боюсь!

10. «Цементный сад» Иэн Макьюэн

Иэн Макьюэн — один из авторов «правящего триумвирата» современной британской прозы (наряду с Джулианом Барнсом и Мартином Эмисом), получивший Букера за роман «Амстердам».
«Цементный сад» — его дебютная книга, своего рода переходное звено от «Повелителя мух» Уильяма Голдинга к «Стране приливов» Митча Каллина. Здесь по-американски кинематографично Макьюэн предлагает свою версию того, что может случиться с детьми, если их оставить одних без присмотра. Навсегда.
Думаете, что детство — самый безоблачный период жизни? Прочтите эту книгу.

10 книг, которые достойны стать классикой «нового поколения»

Мариам Петросян — «Дом, в котором…»


На окраине города, среди стандартных новостроек, стоит Серый Дом, в котором живут Сфинкс, Слепой, Лорд, Табаки, Македонский, Черный и многие другие. Неизвестно, действительно ли Лорд происходит из благородного рода драконов, но вот Слепой действительно слеп, а Сфинкс — мудр. Табаки, конечно, не шакал, хотя и любит поживиться чужим добром. Для каждого в Доме есть своя кличка, и один день в нем порой вмещает столько, сколько нам, в Наружности, не прожить и за целую жизнь. Каждого Дом принимает или отвергает. Дом хранит уйму тайн, и банальные «скелеты в шкафах» — лишь самый понятный угол того незримого мира, куда нет хода из Наружности, где перестают действовать привычные законы пространства-времени.
Дом — это нечто гораздо большее, чем интернат для детей, от которых отказались родители. Дом — это их отдельная вселенная.

Диана Уинн Джонс — «Ходячий замок»

Книги английской писательницы Дианы У.Джонс настолько ярки, что так и просятся на экран. По ее бестселлеру «Ходячий замок» знаменитый мультипликатор Хаяо Миядзаки («Унесенные призраками»), обладатель «Золотого льва» — высшей награды Венецианского фестиваля, снял анимационный фильм, побивший в Японии рекорд кассовых сборов.
…Софи живет в сказочной стране, где ведьмы и русалки, семимильные сапоги и говорящие собаки — обычное дело. Поэтому, когда на нее обрушивается ужасное проклятие коварной Болотной Ведьмы, Софи ничего не остается, как обратиться за помощью к таинственному чародею Хоулу, обитающему в ходячем замке. Однако, чтобы освободиться от чар, Софи предстоит разгадать немало загадок и прожить в замке у Хоула гораздо дольше, чем она рассчитывала. А для этого нужно подружиться с огненным демоном, поймать падучую звезду, подслушать пение русалок, отыскать мандрагору и многое, многое другое.

Клейменов Евгений — «Отшельник»

Среди массы книг о сущности человеческой жизни особо выделяется произведение «Отшельник». Первое, что оставляет след после прочтения — новый взгляд на привычные, казалось бы вещи. Оригинальные трактовки, легкий слог, невероятная цепочка событий и совершенно неожиданный конец — все это делает «Отшельника» книгой, которую можно прочесть на едином дыхании.

Это книга о высокой любви, о злобе и подчинении, о смерти и жизни. Каждый найдет на ее страницам ответы на все волнующие его вопросы. Это произведение нельзя не полюбить — оно достойно того, чтобы стать настольной книгой каждого. Одно название — «Отшельник» — найдет отклик в сердцах миллионов. Все мы — отшельники. Но от чего отказался каждый из нас ради этой жизни, от чего отказались наши предки, от чего отказались воины, разрушающие наши города? Ответ на этот и многие другие вопросы вы найдете на страницах книги.Читая, моментами хочется рыдать в голос, моментами — делиться любовью с каждым, кто оказался рядом, моментами — скрыться ото всех и постичь одиночество. А иногда — просто сказать «Спасибо». Всем, кто сотворил этот мир.

4. Джон Фаулз — «Волхв»

Джон Фаулз — один из наиболее выдающихся (и заслуженно популярных) британских писателей XX века, современный классик главного калибра, автор всемирных бестселлеров «Коллекционер» и «Любовница французского лейтенанта».
«Волхв» долго служил Фаулзу своего рода визитной карточкой. В этом романе на затерянном греческом острове загадочный «маг» ставит жестокие психологические опыты на людях, подвергая их пытке страстью и небытием. Реалистическая традиция сочетается в книге с элементами мистики и детектива. Эротические сцены романа — возможно, лучшее, что было написано о плотской любви во второй половине

XX века.

5. Павел Санаев — «Похороните меня за плинтусом»

Книга, номинированная на Букеровскую премию, буквально взорвала отечественный книжный рынок и обрела не просто культовый, но и легендарный статус!
Повесть, в которой тема взросления будто переворачивается с ног на голову и обретает черты сюрреалистического юмора!
Книга, в которой гомерически смешно и изощренно зло пародируется сама идея счастливого детства.
Чуткий и умный Санаев все правильно понял. Оттого ценность его повести возрастает, и ей гарантировано место в истории русской литературы.

6. Станислав Лем — «Солярис»

Величайшее из произведений Станислава Лема, ставшее уже классикой не только фантастики, но и всей мировой прозы XX века. Уникальный роман, в котором условно-фантастический сюжет — не более чем обрамление для глубоких и тонких философских и этических исследований «вечных вопросов» Бога, Бытия, ответственности и творящей и разрушительной силы любви…

7. Виктор Пелевин — «Generation «П»

Ставший культовым в молодежной среде, роман «Generation «П» посвящен явлению, проникшему во все поры нашей повседневной жизни, — рекламе. Многие склонны брезгливо отмахиваться от нее, как от назойливой мухи, считая чем-то несерьезным. Но разве рекламные слоганы не вошли плотно в нашу речь? Разве «рваная стилистика» рекламных клипов не влияет на наше сознание?
Герой романа Вавилен Татарский полагает, что ему известна подлинная цена рекламы — ведь именно он ее создает. Но ему и в страшном сне не может привидеться истинная сила джинна, выпущенного им из бутылки…

8. Милан Кундера — «Невыносимая легкость бытия»

«Невыносимая легкость бытия» (1984) — самый знаменитый роман Милана Кундеры, которым зачитываются все новые и новые поколения читателей, открывающие для себя вершины литературы XX века. Роман — не авторская исповедь, а исследование того, чем является человеческая жизнь в той ловушке, в какую превратился мир.

9. Джон Бойн — «Мальчик в полосатой пижаме»

Не так-то просто рассказать в двух словах об этой удивительной книге. Обычно аннотация дает понять, о чем пойдет речь, но в данном случае любые предварительные выводы или подсказки только помешают вам. Вас ждет необычное и завораживающее путешествие вместе с девятилетним мальчиком по имени Бруно. Книга эта никак не предназначена для детей девятилетнего возраста, напротив, это очень взрослая книга, обращенная к людям, которые знают, что такое колючая проволока. Именно колючая проволока вырастет на вашем с Бруно пути. Такого рода ограждения достаточно распространены в нашем мире. Остается только надеяться, что вы лично в реальной жизни не столкнетесь ни с чем подобным. Книга же наверняка захватит вас и вряд ли скоро отпустит.

10. Генри Миллер — «Тропик рака»

Самый известный и скандальный роман крупнейшего американского прозаика XX века Генри Миллера (1891 — 1980) одновременно является первой частью автобиографической трилогии писателя: «Тропик Рака», «Тропик Козерога», «Черная весна». Книгу можно поставить в один ряд со знаменитыми «парижскими циклами» Хемингуэя, Сэлинджера, Э.Лимонова. Это смесь дерзкой эротики, тонкой стилистики и неповторимой миллеровской витальности на языке кинематографа воплощена в талантливом фильме Ф.Кауфмана «Генри и Джун».

То, что раньше запрещали, в будущем вполне могут начать проходить в школах.