10 книг о детской жестокости и о жестокости к детям.

1. «Повелитель мух» Уильям Голдинг

Подлинный шедевр мировой литературы. Странная, страшная и бесконечно притягательная книга. Книга, которую трудно читать — и от которой невозможно оторваться. История благовоспитанных мальчиков, внезапно оказавшихся на необитаемом острове. Философская притча о том, что может произойти с людьми, забывшими о любви и милосердии. Гротескная антиутопия, роман-предупреждение и, конечно, напоминание о хрупкости мира, в котором живем мы все. Все это — «Повелитель мух», книга, которую можно перечитывать снова и снова.

2. «Похороните меня за плинтусом…» Павел Санаев

Павел Санаев (1969 г. р.) написал в 26 лет повесть о детстве, которой гарантировано место в истории русской литературы. Хотя бы потому, что это гипербола и экстракт состояний, знакомых почти всем, и в особенности советским детям, но никогда еще не представленных в таком концентрированном виде.
От других сочинений на ту же тему, опубликованных в 90-е гг. (А.Сергеева, Д.Галковского), эту повесть решительно отличает лирический характер, в чем, собственно, и состоят загадка и секрет ее обаяния. Это гомерически смешная книга о жутких превращениях и приключениях любви (которая и есть «все, в чем мы нуждаемся», как пели «Биттлз»). Поэтому она адресована самому широкому кругу читателей, независимо от возраста, пола и мировоззрения.

3. «Чучело» Владимир Железников

Знаменитая повесть, по которой был снят одноименный фильм, в свое время вызвавший целую лавину откликов и споров. История, произошедшая с шестиклассницей Леной Бессольцевой, которой впервые в жизни пришлось столкнуться с подлостью и предательством, вряд ли кого оставит равнодушным. Потому что далеко не каждому в подобной ситуации удается выстоять и победить.

4. «Цветы для Элджернона» Дэниэл Киз

Сорок лет назад это считалось фантастикой.
Сорок лет назад это читалось как фантастика. Исследующая и расширяющая границы жанра, жадно впитывающая всевозможные новейшие веяния, примеряющая общечеловеческое лицо, отважно игнорирующая каинову печать «жанрового гетто».
Сейчас это воспринимается как одно из самых человечных произведений новейшего времени, как роман пронзительной психологической силы, как филигранное развитие темы любви и ответственности.

5. («Сон» Когда впадешь в безумие и имя тебе станет другим) Клейменов Евгений

В романе тесной связью переплетаются фэнтези с высокой философией. Проблемы человеческого высокомерия, личностные спутники добра и зла открывают читателю новый мир людских пороков и Богов.  Есть люди, которые считают себя Богами, правят жизнью и судьбами детей, а разве имеют на это право?? Автор, используя стиль фэнтези, показал нам эту жизненную проблему, наполнив роман философскими мыслями способствующие обоснованию изложенных в романе проблем.

Читается на одном дыхании и достаточно быстро. «…Ему открылась истина, что людей сводят с ума люди, которые ведут себя, как звери. И вот он снова задал вопрос истинному Богу, глядя вверх и разводя руки в стороны: — А стоит ли нам играть в Богов? Если мы не умеем быть людьми….»

6. «Заводной апельсин» Энтони Берджесс

«Заводной апельсин» — роман английского писателя Энтони Берджесса, вызвавший в свое время культурный шок и принесший автору мировую славу.
Повествование ведется от имени тинейджера Алекса, главаря молодежной банды, который получает огромное удовольствие, избивая и насилуя, уродуя и убивая. Однажды его схватывают на месте преступления и приговаривают к четырнадцати годам тюрьмы. Вскоре Алекс соглашается на участие в медицинском эксперименте, после которого он должен лишиться всех своих похотливых и грешных желаний…
Пугающий и провокационный по содержанию, «Заводной апельсин» — размышление о сущности человеческой агрессии, свободе воли и адекватности наказания.

7. «Тринадцатая сказка» Диана Сеттерфилд

Маргарет Ли работает в букинистической лавке своего отца. Современности она предпочитает Диккенса и сестер Бронте. Тем больше удивление Маргарет, когда она получает от самой знаменитой писательницы наших дней Виды Винтер предложение стать ее биографом. Ведь ничуть не меньше, чем своими книгами, мисс Винтер знаменита тем, что еще не сказала ни одному интервьюеру ни слова правды. И вот перед Маргарет, оказавшейся в стенах мрачного, населенного призраками прошлого особняка, разворачивается в буквальном смысле слова готическая история сестер-близнецов, которая странным образом перекликается с ее личной историей и постепенно подводит к разгадке тайны, сводившей с ума многие поколения читателей, — тайне «Тринадцатой сказки»…

8. «Толстая тетрадь» Агота Кристоф

Роман лауреата премии «Лента франкофонии» — дневник, написанный братьями-близнецами Клаусом и Лукасом. Жестокая, беспощадно-правдивая история о жесткой, беспощадно правдивой жизни.

9. «Я не боюсь» Никколо Амманити

Играя с приятелями в заброшенном доме на окраине нищей деревушки на юге Италии, девятилетний Микеле случайно натыкается на яму, в которой сидит мальчик — его сверстник, почти ослепший от грязи и обезумевший от жары и одиночества. Кто этот пленник, кто и зачем его здесь держит и, главное, как ему помочь? Ответы на эти вопросы оказываются для Микеле еще более страшными и неожиданными, чем сама находка. Мальчику приходится собрать все свое мужество, чтобы в разгар необыкновенно жаркого и душного лета 1978 года выкрикнуть миру: я не боюсь!

10. «Цементный сад» Иэн Макьюэн

Иэн Макьюэн — один из авторов «правящего триумвирата» современной британской прозы (наряду с Джулианом Барнсом и Мартином Эмисом), получивший Букера за роман «Амстердам».
«Цементный сад» — его дебютная книга, своего рода переходное звено от «Повелителя мух» Уильяма Голдинга к «Стране приливов» Митча Каллина. Здесь по-американски кинематографично Макьюэн предлагает свою версию того, что может случиться с детьми, если их оставить одних без присмотра. Навсегда.
Думаете, что детство — самый безоблачный период жизни? Прочтите эту книгу.

Топ 10 книг лучших новинок

Рэй Брэдбери, «Лето, прощай» (2006)

1. Рэй Брэдбери, «Лето, прощай» (2006)

Этот роман – продолжение любимого читателями «Вина из одуванчиков», отложенное редактором до лучших времён, вторая часть трилогии Брэдбери о детстве в Иллиноисе. Начинается всё знакомо – сахарная, солнечная пастораль, но довольно скоро – примерно со слов «Пароход дал прощальный гудок и разбил Дугласу сердце: оно брызнуло слезами у него из глаз…» – понимаешь, что это книга не о детстве, а о взрослении, о болезненном противостоянии надвигающемуся концу .

Франсуаза Саган, «Немного солнца в холодной воде» (2004)

2. Рансуаза Саган, «Немного солнца в холодной воде» (2004)

На фоне пейзажей французской провинции разворачивается история любви, внезапная и мутная, как осенний дождь. Усталый столичный журналист и деревенская женщина, цельная и искренняя во всём, пытаются сбежать от мира. История о том, как эгоистична бывает меланхолия, и как вредно влюбляться в людей с депрессией – солнце так и не согрело холодную воду.

Фэнни Флэгг, «Жареные зелёные помидоры в кафе „Полустанок“» (2007)

3. Фэнни Флэгг, «Жареные зелёные помидоры в кафе „Полустанок“» (2007)

Ещё одна книга с атмосферой американской провинции. Роман для тех, кто нуждается в напоминании, что вся жизнь ещё впереди, а ощущение бессмысленности – это туман, которому мы позволяем закрывать от нас красоту мира. Старушка Нини, бодрая несмотря ни на что, кому угодно внушит любовь к жизни.

Карлос Руис Сафон, «Тень ветра» (2006)

4. Карлос Руис Сафон, «Тень ветра» (2006)

Книжные лавки, часовые мастерские, заброшенные поместья. Это книга о Барселоне времён Франко, всё ещё болезненно переживающей Гражданскую войну. Город и люди, похожие на открытую рану, прикрытую бинтом. Страшная книга о том, кто умеет сочинять только страшные сказки, полная сильных испанских чувств. Если хочется чего-то магически-реалистичного, а весь Маркес уже прочитан – это книга для вас.

Диана Сеттерфилд, «Тринадцатая сказка» (2007)

5. Диана Сеттерфилд, «Тринадцатая сказка» (2007)

Старый добрый английский детектив: декорации старинного особняка, мотив двойничества и загадочное убийство. Но если какой-нибудь Уилки Коллинз и даже Диккенс для современного темпа жизни уже слишком медленны, то Диана Сеттерфилд умело поддерживает градус напряжения до самого конца, не давая оторваться от чтения ни на минуту.

Уильям Бойд, «Нутро любого человека. Дневники Логана Маунстюарта» (2004)

6. Уильям Бойд, «Нутро любого человека. Дневники Логана Маунстюарта» (2004)

Дневник вымышленного писателя третьего ряда, сквозь который, как сквозь кривое зеркало, видна вся Европа XX века. Больше всего поражает стремительность перемен, обесценивания одних вещей и возвышения других. Набросок Пикассо, мимоходом сделанный на летней вечеринке, превращается из безделушки над камином в то, что можно продать, чтобы не погибнуть от голода. А героизм Второй Мировой войны, писательство, которому была отдана юность, знакомство с Вирджинией Вульф – больше не интересны людям, озабоченных только прибылью. Осенью, когда всё вокруг так стремительно стареет, нужен кто-то, кто скажет, как Логан Маунстюарт: «Играйте, мальчики и девочки, курите и флиртуйте… Хотел бы я знать, сумеет ли кто-то из вас прожить такую же хорошую жизнь, как моя».

Донна Тартт, «Маленький друг» (2010)

7. Клейменов Евгений «Отшельник» (2017)

Смешанные чувства, необычное и экстремально интересное произведение(немного шокирующее), никто не сможет остаться равнодушным.  Произведение дает ответы на острые вопросы жизни, дает мотивацию, при этом задает вопросы, на которые мы находим сами ответы, а может в нем Вы узнаете себя и свои мысли…

8. Андрей Аствацатуров, «Осень в карманах» (2015)

Меланхоличное повествование, перескакивающего с детства на окраинах Питера на любовную интрижку в Париже – идеально для питерской осени. Разочаровавшийся в жизни автор-неудачник странным образом пробуждает в нас желание жить – ведь если даже из этой трогательно банальной истории прогулок, разводов, разговоров с другом, неудачных попыток попробовать наркотики можно делать литературу, то, наверное, не так всё мрачно.

Борис Виан, «Осень в Пекине» (2004)

9. Борис Виан, «Осень в Пекине» (2004)

Люди, чем-то напоминающие британских колонистов, строят никому не нужную железную дорогу в пустыне. Классический любовный треугольник на фоне абсурдности жизни и смерти, приходящей ниоткуда и беспричинно, превращается в бесконечный стёб над всем вокруг. Никогда ещё сюрреализм не был таким злым и смешным.

Джером Д. Сэлинджер, «Девять рассказов» (2010)

10. Джером Д. Сэлинджер, «Девять рассказов» (2010)

Сборник лучших рассказов Сэлинджера, каждый из которых оставляет после себя ощущение недосказанности, эфемерности, лёгкости и пустоты. Девять рассказов – это девять разных эмоций, каждая из которых подводит нас к мысли, что окружающий мир невозможно встроить в цепь логических рассуждений, что он так же принципиально неописуем, как хлопок одной ладони.